2 (94) 2017
Содержание

Содержание


Информация для слабовидящих
О журнале
О редакторе
События литературной жизни
НППЛ "Родные
       Просторы"
О нас пишут
Архив
Библиотека
Медиатека
Фонотека
Дом писателя
Ссылки
Полемика и комментарии
Собственное мнение
Поэты России
Мир непознанного
Клуб замечательных людей
Конкурсы
Музы и конфузы
Культура и искусство

> НА ГЛАВНУЮ <
"Невский альманах" соблюдает Закон о СМИ

НАШИ БАННЕРЫ

"Невский альманах" - народный журнал для домашнего чтения

НЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ - журнал писателей России

пожалуйста, сообщайте о размещении ссылки
РЕКЛАМА:
(как разместить)

Кто есть кто
рекламный баннер на сайте "Невского альманаха"





eseninsergey.ru

журнал писателей России

 

 


Людмила ВОРОБЬЁВА, г. Минск

 

 

Воробьева Людмила Анатольевна родилась в 1962 году в д. Иказнь Браславского р-на Витебской области. Окончила Минский институт культуры. Работала библиотекарем-библиографом, архивариусом. В данный момент - ведущий специалист отдела аналитической обработки документов научной библиотеки НАН Беларуси. Литературно-критические статьи публиковались в российских газетах: "Приневский край" г. Гатчины, "Дагестанской правде", «Литературном Санкт-Петербурге», журналах "Белая Вежа", "Новая Немига литературная". Автор книги литературной критики «Душа слова» (2015) Живёт в Минске.

 

«Плач по деревенской Руси»

 

Что было всегда наиболее ценно в поэзии? Конечно же, искренность, особенно в наше напряжённое время. Человек не может до бесконечности играть чужие роли, изображать успешность, да, и жизнь отнюдь не спектакль, когда вдруг захочется услышать сокровенное, заглянуть в собственную душу. Поэт Владимир Скворцов и обращается к душе, уставшей от долгого пути, отдохновением приходят строки его стихов, что пишутся, по словам автора, не по заказу и не забавы ради, поэтому и спасают от жизненных тревог и разочарований. Он автор более десяти книг. Благодаря активной общественной, журналистской, литературной деятельности, возродил в 2003 году журнал «Невский альманах», став его главным редактором.

Родился Владимир Степанович в деревне Климовщина Новгородской области. Об этом пишет с юмором в недавно вышедшей книге «В зеркалах живой природы»: «У нас в маленькой Климовщине было семь Вовок, и среди них я – самый младший! Это имя тиражировалось повсюду, оно было у всех на устах – и обожествлялось. Есть предположение, что так много мальчиков родители называли именем Владимир потому, что вождя пролетариата звали Владимир Ленин». До восемнадцати лет он жил в деревне. Отсюда и приобретённая деревенская закваска, выносливость, русская поэтическая почва – подлинно народная, близкая к национальной, истоки которой в любви к родному дому, родной земле, родному слову. Тогда не нужно излишне мудрствовать: изначально ясны и прозрачны помыслы поэта, наполненные живительной силой сопричастности всему земному: «И кровью понял я, что надо / мне делать и куда идти, / И повстречались, как награда, мне люди светлые в пути». Многим нравится доступность и открытость в понимании его поэзии, что, безусловно, громадный плюс, хотя и не всё. Владимир Скворцов – автор признанный и популярный, о нём охотно и часто пишут, и вовсе неслучайно, его стихи словно уравновешивают хаос тревожного мира, наполняя душу гармонией и светом, вселяя неизбывную надежду. И хочется ещё раз, под иным углом зрения, пристальней вглядеться в творчество поэта, найти что-то своё, новые, невидимые ранее грани таланта, глубже понять сокровенную суть загадочной русской души.

Предпочтение автор отдаёт теме Руси. И стихи, где «сельский слышится мотив», действительно лучшие. Все русские писатели стремились передать связь человека с его родовыми корнями, близость с землёй предков, данную нам как великую ценность. Лирический герой В. Скворцова, как в зеркале отражает и истинную сущность самого поэта, что среди тысячи жизненных дорог находит единственную – дорогу домой, где настоящая Россия, напоминающая страну детства: «Мне в России Руси не хватает! / Я в столицах стал глухонемой, / Я – чужой в каждой алчущей стае, / потому-то и тянет домой! / Не хватает черёмухи русой / и заботливых маминых рук, / возле печки побеленной русской / задушевной беседы старух…» Когда рвутся и теряются связи народа со своими корнями, с теми местами, где каждый из нас родился и вырос, тогда теряется и духовное, что создавалось веками. Истончается историческая нить, соединяющая поколения. «Мы деревни свои мордовали – стали сами почти без лица», – сокрушается автор, разделяя общую боль, сопереживая простым людям, которые и составляют настоящее богатство России. И звучат горькие строки стихов «Искал я старое селенье…»: «Иваны, Яковы и Маши – / ушли в иную параллель…/ Осиротели сёла наши – / страны великой колыбель». Но В. Скворцов не был бы поэтом, не даруй он хоть толику надежды: «Там, словно сердцу в утешенье, / светилась лилия в пруду». В стихах «Плач по деревенской Руси» он не скрывает личного неприятия города, равнодушного к человеку, молча взирающего на его одиночество: «Город клокочет / Безликостью нудной, / Чем многолюдней он, / Тем безлюдней…» И лишь родина далёкого детства, как исцеляющий глоток криничной воды, врачует исстрадавшееся сердце: «Мне б из ручья / Напоить своё тело, / Частью природы быть – / Не надоело! / Сосны и ели – / Не надоели…/ Был я там юноша, / Здесь я – старик». Широта родного края, его просторов даёт автору колоссальный прилив духоподъёмности.

Писатель Владимир Крайнев, характеризуя книгу Владимира Скворцова «Качели памяти», делает сравнения его стихов с поэзией Сергея Есенина. Но хоть наша жизнь и соткана из всевозможных ассоциаций и неожиданных сопоставлений, здесь я бы всё-таки не рискнула проводить прямые параллели. Поэтов объединяет крепкая русская почва, но у Владимира Скворцова новые темы, и он раскрывает их по-своему, уходя от опасного подражания, и в его стихах нет похожести известного есенинского стиля, которым так грешат многие поэты, стремясь достичь совершенства, каким владел непревзойдённый лирик прошлого столетья. А вот с Константином Паустовским, романтиком советской эпохи, перекликается, хорошая проза которого похожа на стихи: «Поэзия всюду, даже в траве. Надо только нагнуться, чтобы поднять её», – напоминал русский прозаик в рассказе «Михайловские рощи» чьё-то знаменитое высказывание. Отступает утомительная городская суета, и нам открываются любимые пейзажные зарисовки Владимира Скворцова – «Весна обетованная»:

Сквозь облака лучи // в зарю вплетаются,

там, где бегут ручьи, // следы останутся.

Иду в желанное // село воскресное,

обетованное // и поднебесное.

На берегу сосна // за речку тянется,

вот-вот шагнёт она – // обрыв останется.

Под громкий птичий грай / /звенит струной ветла!

Тогда природа – рай, // когда душа светла!

Меня счастливей нет! // И мне мечтается,

что не померкнет свет, // в душе останется.

Писатель должен нести и радость, хочется верить, что при всей трагичности нашего бытия, будет жизнеутверждающий финал. А иначе, зачем литература? Проникновенной песней малой родине льются и прозрачные строки стихов «Ранняя весна, Масленица»: «Деревня тихая моя / весной прозрачна и лучиста, / ещё заснежены поля, / а в небе – солнечно и чисто!.../ Меня узнав издалека, / синица веточку качает, / журчит у мельница река / и жизнь собой обозначает», – которым отзываются и стихи Н. Рубцова, Д. Ковалёва, Н. Тряпкина, А. Прасолова.

«Россию нужно заслужить», – справедливо считал русский поэт Игорь Северянин. Сегодня думают иначе, поэтому о России пишут все. Не очередной ли это престижный проект? Вместо чувств остались сплошные проекты. Честнее было бы молчать, если «любовь к родному пепелищу» не выстрадана. Немало стихов Владимира Скворцова являют собой гражданский пример служения России. Не о гражданском ли стихе так сокрушался поэт Алексей Ахматов, причисляя его к чему-то уродливому «в семье российского стихосложенья»? Владимир Скворцов наоборот, этим «грешит», но, как говорится, не было бы грехов пострашнее. Он хлёстко и метко обличает различные моменты нашей жизни, выхватывая существенное, не пытаясь всем понравиться, конечно же, автор не принимает такой новой России. А как её принять человеку честному? Стихи «Любить Россию стало ремеслом» заслуживают полного внимательного прочтения:

Который раз: всё прошлое – на слом!

Глаза слезятся от словесной пыли.

Любить Отчизну стало ремеслом,

чиновники Россию полюбили!

 

Сугробами духовность занесло,

тусуются таланты на пирушках…

Любить Россию – это ремесло

всех лицемеров, рвущихся к кормушкам.

 

И чтобы длилась Божья благодать,

купив себе пиарщиков по списку,

спешит политик в храме побывать,

возжечь свечу, подать свою записку…

 

Коммерция витает над Кремлём,

утрачены любовь и состраданье…

Служить России стало ремеслом

тех, для кого прислуживать – призванье.

Но любить – не значит только обличать, не значит лишь о плохом – это, прежде всего, личное внутреннее отношение к Отчизне, наполненное трогательной нежностью, как к женщине, когда «любить Россию – это боль терпеть, / которая выматывает душу…/ Любить Россию – ощущать себя / Владыкой мира и листочком вербы / И грешным быть, но, путь земной пройдя, / не потерять ни Родины, ни Веры». Мы часто повторяем цитату известного классика о том, что мир спасёт красота, да, бесспорно, но сегодня, когда нужно спасать уже саму красоту, мир однозначно погибнет без человечности и милосердия. Автор не лишен сострадания к людям, все взаимосвязаны в общем круге вселенной, о чём он проникновенно и говорит: «Мы все по-своему несчастны, / внутри у каждого – слеза. / Всё потому, что мы причастны / к тому, что видели глаза».

Многолики картины современной России, что рисует остро заточенное перо поэта. Правду нужно отвоёвывать, быть деятельным. Этому доказательство стихи: «Борщевик» – своеобразная пародия на нашу действительность, отравленную «чуждым духом», непростительно забывающую свою культуру; «Как много Власовых в России!», обрекающих её на позор, «духовный учиняя мор»; «Кругом разврат / и дикая торговля…/ Я буду жить наоборот!», свято чтя начертанное Писанием; «О русских церквах» – о славянском народе, отринувшем веру православную, и до сих пор не нашедшему дороги к Храму. Пронзительны строки стихов «На сенной», они врезаются в память образом старой нищей женщины: «Моя ль вина, что вновь разруха, / что с тощей сумкой по Сенной / бредёт блокадница-старуха, / как символ Родины больной?» – так же никому ненужной, как и забытый ветеран Дмитрия Дарина. Как знать, здесь есть вина каждого, ведь не сохранили единую и общую державу. Мечталось о свободе, а получили, как пишет автор, «лжесвободу», масскультуру, утопающую в безыдейности, разъединяющей славянскую общность, нивелирующую русских людей. Безыдейность, к сожаленью, становится основной темой в творчестве современных художников. В. Скворцов к подобной когорте творцов не относится. Совесть, справедливость не даёт покоя его неравнодушной душе, в то же время поэт где-то чрезмерно увлёкся негативными моментами современной России, в некоторых стихах встречаются стереотипность, какие-то лубочные штрихи и повторяющиеся зарисовки, шаблонность сюжетов. Он как будто вжился в освоенную до мелочей проблематику, похожие ситуации, когда разносторонний талант автора позволяет ему гораздо сильнее выразить себя и в других темах.

По ходу прочтения его стихов – можно составлять афористичный цитатник: «У кого ума палата, / у того пуста сума, потому что кроме злата / есть достоинство ума!.../ потому что кроме власти / есть и правда на земле…» А ещё есть «чувство счастья и любви!», значащее гораздо больше материальных благ, – «нечто большее, чем жизнь!» Есть в мире и женщина, что подобна святой, исцеляющей душу и тело любовью, когда лирический герой В. Скворцова по-русски пропивает свою жизнь, блуждая в безверье и страхе: «Я звал её и пил заразу… – и вот тогда к нему, – пришла с решимостью посла / спасать от всех позоров сразу…/ с любовью женщина пришла!»

В. Скворцов – искренний певец природы, её русских полей, но и великий город Петербург, впитавший ахматовский дух, его «столица муз и красоты» так же дорога поэту, равно, как и многим другим художникам. Вечно искусство и вечны творцы, составляющие вместе тайну мирозданья: «Не канут праведники в Лету, / Им суждено светить и греть! / И честь для каждого поэта – / Здесь жить, / творить и умереть…» Литература – не бегство от реальности, а порой единственная возможность сказать правду, возможность выстоять, остаться человеком и сохранить душу: «Я нередко падал на колени, / чтобы вновь подняться над собой…» – скажет В. Скворцов. Но не только в этом сила поэзии, она должна возрождать национальное самосознание, вызывать чувство гордости за свой народ, Родину, её язык, великую русскую культуру, объединяющую нас:

Как звучат слова неудержимо:

благородство, родина, народ!

Совесть не зависит от режима,

гордость не родится в недород.

 

У великих слов – единый корень,

в них фундамент из одних пород!

Триедины в радости и горе

благородство, родина, народ.

…………………………

Даже слово русское – природа

с тем же корнем, в том же узелке!

Русский дух и русская порода

матрицей таятся в языке

(«Русская матрица»)

Талантливый человек, как правило, многосторонен. Новые грани таланта В. Скворцова открываются и в прозе. Настоящие звёзды не блестят, а притягивают своим благородным мерцанием. Так и повествования автора не сражают чем-то ультрамодным, а берут за душу безыскусной строкой. Простое всегда лучше сложного. И В. Скворцов не мудрствует, а идёт изведанной, «знакомой дорогой», что ведёт его в детство. Эти удивительные воспоминания он запечатлел в небольших рассказах, которые вошли в его книгу «В зеркалах живой природы». О той счастливой поре он напишет поэтически: «Был я маленький когда-то, / – Жил беспечно и светло, / Так бы каждому везло!», и «…где-то там черёмухи над речкой, / Благоухая, помнят обо мне» (книга «Избранное»). Очерки «Заяц» и «Утки» наполнены радостью общения с природой, передавая богатство неброской красоты средней полосы России, воспетой ещё К. Паустовским: «Очень жаль, что всю прелесть детства мы начинаем понимать, когда делаемся взрослыми», – писал он. С годами мы чаще и чаще возвращаемся в свой Дом детства, который был дан каждому из нас от рождения. Там было всё совсем другим: ярче светило солнце, был бесконечным день, и сердца были открыты навстречу добру и любви. В. Скворцов так же верен вечным первородным истокам, помогающим жить. Он говорит о родном языке русской души, вспоминая Н. В. Гоголя. Человек должен сохранять в себе трогательное и бережное отношение к природе, ко всему живому, полученное в детские годы. «Звери и птицы имеют право на жизнь не меньше, чем люди…» – рассказывается в очерках. Всё самое лучшее в нас – из поры детства, что и спасает на жизненном пути. Творя добро, мы делаем мир и людей счастливее, а значит, находим и собственное счастье, как нашёл его поэт Владимир Скворцов.

 

 

 

( вернуться назад )