2 (94) 2017
Содержание

Содержание


Информация для слабовидящих
О журнале
О редакторе
События литературной жизни
НППЛ "Родные
       Просторы"
О нас пишут
Архив
Библиотека
Медиатека
Фонотека
Дом писателя
Ссылки
Полемика и комментарии
Собственное мнение
Поэты России
Мир непознанного
Клуб замечательных людей
Конкурсы
Музы и конфузы
Культура и искусство

> НА ГЛАВНУЮ <
"Невский альманах" соблюдает Закон о СМИ

НАШИ БАННЕРЫ

"Невский альманах" - народный журнал для домашнего чтения

НЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ - журнал писателей России

пожалуйста, сообщайте о размещении ссылки
РЕКЛАМА:
(как разместить)

Кто есть кто
рекламный баннер на сайте "Невского альманаха"





eseninsergey.ru

журнал писателей России

 

 


Наталья БЕДНАЯ

 

 

«ПОКА В РОССИИ ЕСТЬ ПОЭТЫ»

 

Отклик на книгу стихов Владимира Скворцова

«ИЗБРАННОЕ. Стихи».

НППЛ «Родные просторы»,

Библиотека журнала «Невский альманах», 2014

 

«Выбрал себе я дорогу – нетленную,//долго пришлось мне плутать и страдать,//только я знал, что мой мир и вселенную//можно трудом и любовью создать» («Осень нагрянет и роща нарядится…»). В новой книге стихов Владимира Степановича Скворцова «Избранное», поэт открыто и правдиво поведал о своих чувствах, о переживаниях не только личных, но и о судьбах людей и России. И какие бы испытания не преподносила жизнь, автору хочется верить во всё хорошее: «И пусть порой слепит пороша,//но чтобы солнечней был май,//ты думай только о хорошем//и всем хорошего желай!» («Желать и верить»).

Владимир Скворцов убеждён, что мысли формируют судьбу. Светлые мысли помогают разглядеть в обычных серых днях и солнечный лучик, и яркие краски, дают возможность ощутить радостные мгновения, и оберегают от ощущения себя «…обычным рабом городской суеты,//позабытой иголкой в стогу» («Обещал я родителям, в мир уходя…»). Уходя из родительского дома, как важно осознание того, что детство остаётся с тобой: «Как сладко знать, что сельский дом//меня, как солнышко, встречает!//Глядит негаснущим окном//и веткой слёзы утирает» («Весенний вечер»). И это понимание дарит силы идти дальше по жизни, «которая порой длиннее, чем любовь», и в которой случаются потери. «Но сердце нельзя потерять - восклицает поэт: Я верю сердцу!» («Расчёт и сердце»). Вера даёт возможность почувствовать себя счастливым: «Пусть не пришёл к своей мечте,//я – терпеливый,//ведь каждый, сильный во Христе,//в душе – счастливый!» («Бомж»). Хотя в России жить совсем не просто («Жить в России»): «Жизнь – как надпись на заборе//из простых известных фраз,//а Россия вечно спорит//и по кругу водит нас…». Но у автора отношение к Родине – неизменное: «У меня одна царица –//это русская Земля!» («Я не вашего разлива»). И то, что пережито в 1990-1992 годах, казалось непроглядной тьмой («Себе не найду я места…»):

 

Иудушки были рады:

в России кругом потеха:

пьяные ищут правды,

пропащие ждут успеха…

 

Горько – лишиться веры…

Я под галдёж помпезный

сломанной веткой вербы

падаю в дёготь бездны…

 

Оставалось только верить и надеяться на лучшее, оставалось – молиться («Печаль и счастье»): «И когда иду я в храм к причастью,//то в душе моей светлым-светло://пусть сбылось немногое, я счастлив,//что не сеял ненависть и зло». Душа поэта воскресает в стихах («Рождение стиха»):

 

Бегут слова из-под руки,

и я ценю их больше – втрое,

ведь появление строки –

почти рождение второе!

 

Рождаться часто – не порок,

когда тебя рождает слово!

И сколько есть удачных строк –

я столько раз родился снова.

 

Но без воспоминаний «светлого вчера», которое очищает душу, порой не достаёт душевного тепла («Мне в России Руси не хватает»): «Не хватает черёмухи русой//и заботливых маминых рук,//возле печки побеленной русской//задушевной беседы старух…», - деревенская жизнь впиталась с молоком матери и постоянно напоминает о себе:

 

Мне всё снятся стрекозы у речки…

И как там ни крути, ни верти,

возле русской натопленной печки

я мечтаю покой обрести.

Не случайно терзает истома,

и свербит в голове: Боже мой!

Ведь была же дорога из дома,

значит, где-то должна быть домой…

 

Но покой и благополучие надо ещё создать и суметь его сберечь: «Не удержат счастье руки//без участия души» («Показушная любовь»). Душу надо закалять: «Я невзгоды терплю для духовного роста» («В больнице»). И чтобы понять себя поэт идёт по жизни, познавая тьму, познавая мира красоту («Да разве я ходил бы по пирушкам…»):

 

Но если б не ходил я по пирушкам,

то где познал страдания души!?

И деньги б не раздаривал старушкам,

пока их не пропили алкаши.

 

И если б не ходил я за грибами,

то где узнал о прелести земной:

как муравьи струятся под ногами,

и белка пролетает надо мной?!

 

Светлой тоской в глубине стихов, посвящённых жене и сыну, - недопонимание, недосказанность и несбывшиеся надежды: «Вздыхает горько комната пустая,//и кто-то тайно плачет в тишине…» («Наедине»). А «жизнь нельзя оставить на потом» – жить надо здесь и сейчас.

Владимир Степанович признаётся, что русский дух и русская природа – матрицей таятся в языке («Русская матрица»):

 

Как звучат слова неудержимо:

благородство, родина, народ!

Совесть не зависит от режима,

гордость не родится в недород.

 

У великих слов – единый корень,

в них фундамент из одних пород!

Триедины в радости и горе

благородство, родина, народ!

 

Даже слово русское – природа

с тем же корнем, в том же узелке!

Русский дух и русская порода

матрицей таятся в языке.

 

Но каково же быть поэтом: «Я сам страдаю и томлюсь,//мой дар всю жизнь меня терзает,//приносит радость мне и грусть,//жестоко губит… и спасает!» – стихотворение «Порок», которое начинается пронзительными строками:

 

Свои пороки до седин

я изживал…

Но смысла нет!

Во мне один порок!

Один! –

Умом и сердцем я – Поэт!

 

Владимир Скворцов говорит, что он как живёт, так и пишет, как пишет, так и живёт, и что, главное, надо научиться радоваться жизни. И эти прописные истины в произведениях автора. Он готов пережить невзгоды и, спасаясь верой родиться заново, в новом свете: «Я весь в стихах берёзовых, как в ситце,//жить по-другому? Лучше я умру!..».

«Писатель – зеркало природы,//Предназначенье – отражать» («Писатель»). Но автору недостаточно «отражать», его волнует и своё предназначенье: «Мне мало просто сочинять стихи,//я вижу в них духовное служенье.//Простятся мне бескровные грехи,//когда у музы будут достиженья…». А достиженья возможны при большом трудолюбии и старании. В. Скворцов трудится не покладая рук и надеется: «Когда все нации сольются,//перемешаются цвета,//

стихи мои лучом пробьются//сквозь наши смутные года –//и скажут через бездну лет://он очень русский был поэт!».

«Я начинаю с чистого листа//свою судьбу и мысли кружевные.//Как хорошо, когда душа чиста!//Когда во мне отец и мать – живые!». И не случайно в конце сказки в стихах «Снеговики», которая была написана в 1977г., а опубликована впервые в 2009 г., автор указывает полный адрес счастливого детства: Новгородская область, Пестовской район, село Климовщина. «Был я маленьким когда-то,//…Жил беспечно и светло,//Так бы каждому везло!». Да и как может быть забыта родная деревня – «незабудочка моя» («Ранняя весна, Масленица»):

 

Деревня тихая моя

весной прозрачна и лучиста,

ещё заснежены поля,

а в небе – солнечно и чисто!

 

Шагаю к дому по тропе,

на крыше – снежная перина,

дымок танцует на трубе,

как в лёгком платье балерина…

 

Владимир Скворцов любит свою деревню, она для него и «обетованная и поднебесная». И эта любовь распространяется на всю родную землю: «Какое сладкое томленье!//Блаженный в небе я кружу//и, как моё стихотворенье,//России всей принадлежу».

И я безоговорочно соглашаюсь со строками автора: «Пока все песни не допеты,//нам не приходится тужить!//Пока в России есть поэты,//Россия будет жить и жить…».

 

Наталья БЕДНАЯ,           

г. Краснодар           

 

 

 

 

( вернуться назад )