5 (97) 2017
Содержание

Содержание


Информация для слабовидящих
О журнале
О редакторе
События литературной жизни
НППЛ "Родные
       Просторы"
О нас пишут
Архив
Библиотека
Медиатека
Фонотека
Дом писателя
Ссылки
Полемика и комментарии
Собственное мнение
Поэты России
Мир непознанного
Клуб замечательных людей
Конкурсы
Музы и конфузы
Культура и искусство

> НА ГЛАВНУЮ <
"Невский альманах" соблюдает Закон о СМИ

НАШИ БАННЕРЫ

"Невский альманах" - народный журнал для домашнего чтения

НЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ - журнал писателей России

пожалуйста, сообщайте о размещении ссылки
РЕКЛАМА:
(как разместить)

Кто есть кто
рекламный баннер на сайте "Невского альманаха"





eseninsergey.ru

журнал писателей России

 

Григорий Талашов      

 

   

 

 

«Конца у жизни нет…»

 

 

Вышедшая в 2011 году в библиотеке журнала «Невский альманах» книга стихов известного петербургского поэта Владимира Скворцова «Качели памяти» является итоговой как для всего его поэтического творчества, так и в особенности за последние три года, прошедшие с момента выхода в свет в 2009-ом сборника «Мне в России Руси не хватает». Правда, выделить из «Качелей…» произведения, написанные в последнее время, затруднительно, так как дат под стихами нет за исключением отдельных стихотворений из условно названного нами «Армейского цикла», написанного молодым поэтом во время службы в армии в начале 1970-х годов или сразу после демобилизации. Они подкупают своей искренностью и правдиво передают чувства и мысли молодого человека советской эпохи, оторванного на несколько лет от дома, семьи, любимой девушки…Естественно, что это стихи-письма: «Письмо из армии», «Кончились ученья», «Помнишь лето?», «Чем дальше дни уносят от свиданий…», «Письмо к матери», «Письмо отцу-фронтовику от солдата-срочника»… В стихотворении «Кончились ученья» поэт-воин слился с боевой техникой в одно целое и обращается с ней как с существом одушевленным, близким:

Наши пушки крепко спят -

Кончились ученья,

Отдышаться все хотят

После наступленья.

А тягач бурлит водой -

Стыть никак не хочет,

Все не верит, что покой

Не прервут средь ночи.

Горьким чувством наполнено стихотворение «Помнишь лето?», обращенное к любимой. Стараясь разбудить память о недавнем счастье, автор задает вопрос, рефреном проходящий через все произведение: «помнишь?». И ни слова упрека, только недоумение в самом конце:

Но прошу, скажи на милость,

Как меня забыла ты?

Тема малой родины – Климовщины, что на Новгородской земле, возникает естественно и непринужденно в стихотворении «На побывку», в котором образ «тихой деревни» сближается с рубцовским «Тихая моя Родина». От внимательного взгляда солдата не ускользают ни «ель и у порога, как монах», ни «березы, сверкающие мрамором, словно Афродиты». Последнее сравнение представляется особенно удачным и необычным, возвышающим поэтический символ России до классического мирового символа красоты, каким является образ древнегреческой богини любви. Переполняющие солдата чувства внешне выражаются незаметной, как у Анны Ахматовой, деталью: он «перчатки комкает в руке». Неожиданность побывки для родных, которые явно никого не ждут ранним зимним утром, когда все еще спят, передается через олицетворение характерной деревенской картины: «спит беспризорная телега, уткнувшись в старенький плетень». Концовка стихотворения жизнеутверждающая, как символ приближающего счастливого будущего:

А через поле в ряби света -

Навстречу солнечному дню -

Розовощекий мальчик чей-то

Ведёт несмелую лыжню!

Нашему поколению, родившемуся в 1940-1950-х годах, посчастливилось достаточно долго общаться с отцами-фронтовиками. Они нам завещали: «Прежде думай о Родине, а потом о себе!». И в поэзии Владимира Скворцова тема Родины центральная. Так, в «Письме отцу-фронтовику от солдата-срочника» прослеживается связь поколений, преемственность чувства долга перед страной. Автор своеобразно показывает взросление вчерашних школьников. Если в начале стихотворения юноша-призывник:

…из открытого окошка

Острил, смеялся и шутил

И, как очищенной картошкой,

Башкой остриженной крутил.

(Сравнение, на наш взгляд, оригинальное и меткое). То в конце его уже солдат-- гражданин, уверенно заявляет:

И чтоб война и лютый голод

Не повторились вдруг опять,

Я день и ночь, в жару и холод

Отчизну должен охранять!

К армейскому циклу примыкают также два, не побоюсь сказать, стихотворения-шедевра «Солдат вернулся» и «Не горбясь…». Первое из них, написанное еще в 1974 году, начинается с возвращения солдата-срочника, привлекающего к себе внимание односельчан: и председателя колхоза, и знакомой тетки Пани, и безымянного соседа. Но после экспозиции действие неожиданно резко меняется. Главным оказывается воспоминание лирического героя о том, «как с войны вернулся дед». Эта главная часть произведения – апофеоз русского солдата-героя, вернувшегося домой с войны без рук, и простой русской женщины-жены, опустившейся перед ним на колени, как перед Богом:

Этой встречи ждали оба,

Ждали оба…Вот она!

Он обнять жену желает -

И не может в первый раз!

По щеке, дрожа, сползает

Капля жгучая из глаз.

На мороз бежать бы в сени,

Пусть остынет голова!

Вдруг солдатка – на колени

И целует рукава!

Второй шедевр «Не горбясь…» посвящен солдатам Великой Отечественной, не вернувшимся с войны, пропавшим без вести, но выполнившим свой солдатский долг, совершившим подвиг, предпочтя смерть измене Родины:

Не согласились пленные солдаты

Служить тому, с кем был поутру бой.

Тогда враги их вывели из хаты

И расстреляли в роще за рекой.

Таких солдат, попавших в плен и отказавшихся служить врагам, было не мало. Многие из них прошли через фашистские лагеря смерти, пытки, издевательства, неудавшиеся побеги, ожидания расстрела. Одним из них был покойный профессор Филологического факультета Петербургского государственного университета Николай Иванович Соколов, чьи лекции Владимир Скворцов слушал, будучи студентом факультета журналистики ЛГУ. Лагерные стихи Н. И. Соколова впервые опубликовал В.С. Скворцов в 2010 году в № 4 «Невского альманаха».

Стихотворение «Не горбясь…», имеющее сегодня глубокое патриотическое значение, оканчивается восклицательно-вопросительной строфой:

О тех парнях я думаю порою -

И кровь в висках пульсирует опять:

Сумел бы я вот так же за рекою

В последний путь, не горбясь, прошагать?!

Вопрос обращен, конечно же, не только к самому автору-поэту, но прежде всего к молодому читателю. И восклицательный знак, вроде бы совсем не обязательный, настраивает на утвердительный ответ!

 

Если внимательно вглядеться в состав сборника «Качели памяти», то чаще всего встречаются стихи, посвященные Родине, Руси, России: «Спасите землю Русскую!», «Родные края», «Святая Русь», «Любить Россию», «Плач по деревенской Руси», «О русских церквах», «Русская матрица», «Мне в России Руси не хватает», «Жить в России», «Россия большая», «Любить Россию стало ремеслом»… Конечно, только этими стихами тема Родины в творчестве В.С. Скворцова не исчерпывается. Строчка «Мне в России Руси не хватает», уже ставшая афоризмом и давшая название основному сборнику стихов поэта, воспринимается как пронзительный крик, рвущийся из глубины души задыхающегося от гнусной современной действительности русского человека.

Первые строки стихотворения наполнены чувством тревоги, беспокойства, даже безнадежности:

Я в дорогах страны, как в веревке,

Так запутался – кости трещат!

Поэт не раскрывает подробно, чем вызвано такое состояние лирического героя. Только в памяти навсегда осталось то, что потеряно безвозвратно:

Помню, пенились брагою кружки…

Оставляя мирские дела,

Ах! Как пели в деревне старушки

И гармоника в пляску звала!

Отзывались родимые дали,

Месяц рябью играл на пруду…

Больше идолов там почитали

Трудолюбие и доброту.

Мне в России Руси не хватает!

«Мне в России Руси не хватает!» - это крик не только об утерянных народных русских традициях, но главное, о потере во многом одних из самых главных национальных качеств русского человека – трудолюбия и доброты, заменённых в современных человеческих отношениях расчетливостью и эгоизмом, более свойственным представителям другой национальности. Поэтому поэт с горечью констатирует:

Нет в округе ни школы, ни церкви.

Люди есть, но души нет живой,

Все плутают без веры и цели

И не ведают жизни иной.

Поэзия Владимира Скворцова изначально оптимистична, жизнеутверждающа, и это программное стихотворение заканчивается все-таки обнадёживающей философской, явно афористичной фразой:

Ведь была же дорога из дома,

Значит, где-то должна быть домой…

 

Таким же шедевром, как предыдущее, является, по-нашему мнению, небольшое, в три строфы стихотворение «Русская матрица», начинающееся строками:

Как звучат слова неудержимо:

Благородство, Родина, народ!

Нам сразу вспоминается знаменитая уваровская формула «православие, самодержавие, народность», обеспечивавшая идеологическую стабильность царского режима, Мысль поэта проще и глубже. Целостность и крепость русского государства при любом режиме зиждется на великом и могучем русском языке, ибо

Русский дух и русская порода

Матрицей таятся в языке!

Стихотворение звучит утверждающе, поэтому должно заканчиваться восклицательным знаком, каким оно и начинается!

 

Резкое неприятие автором сборника «Качели памяти» современных псевдочеловеческих отношений ярко выражено в небольшом произведении «Я не вашего разлива». Ему предшествует информационный эпиграф: «Мне все чаще дают визитки, на которых написано: князь, граф, барон…». Поэт тонко почувствовал лживость, самовлюбленность и ущербность некоторых бывших советских граждан, «вчерашней мелкой дряни», как он точно выразился, вдруг возомнивших себя сильными мира сего. Гордость за свою Родину, за своих предков сквозит в строчках:

У меня одна царица -

Это русская земля!

И полное неприятие хвастливого самозванства новоявленных бояр:

Я не вашего разлива,

Я крестьянский был с утра!

Как молитва звучит небольшое, всего в шесть строчек стихотворение «Спасите землю русскую!». В нечетных строках кратко, но емко представлены беды и напасти современной России:

Неправдой, как сугробами, Россию замело…

Все ищут путь отчаянно…

Деревни позаброшены и город без квартир…

(т.е. мёртвый город)

и рефреном, как настояние, как молитва в чётных строках:

Спасите храмы русские!

Спасите души русские и веру во Христа!

Спасите землю русскую – и вы спасете мир!

К сожалению, трудно узнать читателю, когда написано это стихотворение, но своей актуальности оно не потеряло и сегодня.

 

Произведения Владимира Скворцова, собранные в одно целое, жгутся. Его муза, подобно некрасовской, бичует дикие реальности нашей современной жизни. Подтверждением этого являются стихи о реформе в школе:

Заявил вчера подружке Свете

На уроке пения Олег,

Что он знает много стран на свете,

«Где так вольно дышит человек!».

А Петров кричал потом с галерки

(Мы все растерялись, как нам быть?):

И в Париже могут, и в Нью-Йорке

«Лучше нас смеяться и любить!»

Поэт использовал здесь строки из известной патриотической песни Исаака Дунаевского на стихи В.И. Лебедева-Кумача «Широка страна моя родная». Нам кажется, что ироническое стихотворение В.Скворцова требует пояснения. Действительно, стран на свете много, где так вольно дышит человек, но только не русский человек! Действительно, и в Париже могут, и в Нью-Йорке лучше нас смеяться и любить, но только не в России!

С беспощадной откровенностью о достижениях школьной «реформы» сказано в четверостишии:

В один из классов дверь открыта,

Там каждый дерзок и строптив!

А учат вместо алфавита,

Как надевать презерватив…

«Достижения» эти в лице детской преступности, наркомании, проституции и педофилии еще не раз аукнутся нам в будущем.

 

Нельзя не отметить явные, на наш взгляд, некрасовские мотивы в творчестве Владимира Скворцова. Например, в стихотворении «На Сенной», само название которого невольно напоминает:

Вчерашний день, часу в шестом,

Зашел я на Сенную…

Нельзя сказать, что более, чем за полтораста лет, на Сенной ничего не изменилось. Теперь уже давно бич не свистит, но ее обитатели испытывают страдания, может быть, не менее жестокие, чем некрасовская избиваемая кнутом молодая крестьянка. Это страдания от унизительной ужасающей нищеты, когда

…с тощей сумкой по Сенной

Бредёт блокадница-старуха,

Как символ Родины больной.

А ведь некрасовская бичуемая женщина тоже является своеобразным символом николаевской России. Некрасовское хрестоматийное стихотворение представляет собой городскую зарисовку, но является программным благодаря последним строкам:

И Музе я сказал: «Гляди!

Сестра твоя родная!»

У Владимира Скворцова тоже отвратительная городская картина, но его лирический герой задается вопросом:

Моя ли в том вина слепая,

Что посреди Сенной стоит,

Награды праведных скупая,

В песцовой шкуре троглодит!?

В этом же вопросе кроется не сразу очевидный ответ, который высвечивается, если в свою очередь задаться вопросами: кто позволяет троглодиту-зверю в песцовой шкуре скупать награды праведных, той же блокадницы-старухи, и отчего заболела Россия? Ответ дан в давнем стихотворении поэта «Как много власовцев в России!».

Особенно ощутимо в творчестве Владимира Скворцова благотворное влияние поэзии Сергея Есенина. Посвященные великому русскому поэту стихи «Слепок с ладони Есенина в музее Пушкинского Дома», «Каждый гений в чем-то хулиган…» поставлены во главу рецензируемого сборника. Есенинскими «Письмом матери» и «Письмом к матери», по-видимому, навеяны у Владимира Скворцова стихи «Матери (неотправленное письмо)», «Письмо из армии» («Ах, мамочка! Зачем поэтом…»), «Письмо к матери».

В стихотворении «Томик стихов Есенина» В.Скворцов прямо признается:

Томик Ваш – путеводитель

Для талантов на земле.

Он, как тихая обитель,

Был для юноши в селе.

Упоминается имя Есенина и в стихотворениях «Печаль и счастье» и «Не горбясь…»

Прозвучали в произведениях Владимира Скворцова и «вечные темы» любви, природы, человеческого счастья, жизни и смерти, но обстоятельная оценка его творчества еще впереди.

 

Рецензируемый сборник, к сожалению, не лишен некоторых недостатков. Прежде всего, непонятен принцип его составления, Если он хронологический, то почему стихи не расположены в хронологическом порядке? Если же тематический, что было бы, на наш взгляд, более оправданно, то почему нет четких разделов? Почитатели таланта поэта ждут от него сборника новых стихов, написанных за последнее время, а не переиздания старых, из которых, кстати, тоже не все опубликованы. Например, остросовременное стихотворение о приватизации Пушкина.

Надо сказать, что не удаются Владимиру Скворцову большие формы. Нельзя, по нашему мнению, назвать поэмой малостраничную «Бабу Клаву и НАТО», хотя замысел произведения надо признать удачным.

Не представляется правильным отход автора от традиционного, как во времена Пушкина и Некрасова, написания каждой строки стихотворения с заглавной буквы. Чем подчеркивается отличие стихотворного текста от прозаического.

К сожалению, встречаются досадные ошибки и опечатки.

И главное. Сборнику явно не хватает ответственного редактора. Тогда, мы уверены, многие замечания были бы сняты.

 

Владимир Скворцов находится в расцвете творческих сил и уже по праву занял своё достойное место в шеренге современных литераторов и, несомненно, что про него

…скажут через бездну лет:

Он очень русский был поэт!

Жизнь продолжается!

Г.П. Талашов,     

кандидат филологических наук     

 

 

 

( вернуться назад )