3 (95) 2017
Содержание

Содержание


Информация для слабовидящих
О журнале
О редакторе
События литературной жизни
НППЛ "Родные
       Просторы"
О нас пишут
Архив
Библиотека
Медиатека
Фонотека
Дом писателя
Ссылки
Полемика и комментарии
Собственное мнение
Поэты России
Мир непознанного
Клуб замечательных людей
Конкурсы
Музы и конфузы
Культура и искусство

> НА ГЛАВНУЮ <
"Невский альманах" соблюдает Закон о СМИ

НАШИ БАННЕРЫ

"Невский альманах" - народный журнал для домашнего чтения

НЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ - журнал писателей России

пожалуйста, сообщайте о размещении ссылки
РЕКЛАМА:
(как разместить)

Кто есть кто
рекламный баннер на сайте "Невского альманаха"





eseninsergey.ru

журнал писателей России

 

Юрий СЕРБ      

 

Сугубая филиппика г-на Каширина

 

На одном из литературных вечеров в «Доме писателя» (Звенигородская, 22) мне попала в руки тетрадь-газета «Парадный подъезд» издательства АССПИН, а в ней обратила на себя внимание громадная, почти в четыре разворота, и очень гневная «как бы статья», направленная против книги стихов Владимира Скворцова – «Мне в России Руси не хватает».

«Как бы» и «вроде как» – это стилистика автора «статьи» Сергея Каширина (тоже стихотворца и тоже члена СП России), статьи, изобилующей ошибками синтаксиса, орфографии и пунктуации, но поражает статья даже не этим, а горячечным злопыхательством и явным сведением каких-то личных счетов – той страстной лихорадкой, которая и помешала, очевидно, исправить неряшливость слога, элементарные опечатки и провалы смысла.

Раздражение критика вызывает уже наличие в книге предисловия и послесловия, написанных двумя разными авторами, – чересчур, по мнению С.Каширина, хвалебных, а также издательской аннотации, которая цитирует послесловие. Возмущает его и прекрасное полиграфическое исполнение сборника, качественная бумага, использование на обложке русского пейзажа работы известного художника. Не это ли раздражение заставляет критика называть стихотворный сборник среднего объема – фолиантом? Не мешало бы нашему зоилу справиться в энциклопедии, что это такое – фолиант.

Придираясь к обычной для современного книгоиздания ремарке – «в авторской редакции» – критик пытается внушить нам, будто эта ремарка относится не только к стихам В.С.Скворцова, но и к послесловию с предисловием – и вообще распространяется на всю книгу от корки до корки. Этот нехитрый, но и недобрый приём, по мнению критика, даёт ему право обвинять поэта в саморекламе. Издевательски утрируя оценки поэзии В.Скворцова, данные рецензентами, критик пытается смешать поэта… ну хотя бы с И.Бродским, в надежде уничтожить органичного для Руси поэта, которого с Бродским никогда не спутаешь.

Автор этих строк знает книгу В.С.Скворцова не понаслышке: могу свидетельствовать, что критик С.Каширин целенаправленно выбрал в ней уязвимые места и «оторвался» по полной программе, не обращаясь к лучшим страницам гражданской и любовной лирики поэта. Похоже, критик мстит В.Скворцову, пренебрегшему, по признанию критика, какими-то советами-увещеваниями «старшего товарища». Возможно, их антагонизм имеет и другие причины личного характера, ясно только одно: эти причины исключают объективный разбор стихов В.С.Скворцова Сергеем Кашириным. Но любой сборник стихов, составленный самим автором, как правило, имеет в какой-то степени неровный состав. Издатель, редактор, читатели, – время, наконец, – всё расставляют по своим местам, а составленный автором прижизненный сборник становится достоянием музеев, исследователей, комментаторов…

Более половины «как бы статьи» отдано критиком ругани, междометиям, желчи и уничижающему сарказму, а к анализу содержания книги – и то лишь к первому её разделу – он переходит с середины предпоследнего разворота своего текста, посвящая свою филиппику обличению «пьянства и забулдыжества» (термины С.Каширина) поэта В.Скворцова и его «многоженства», его якобы лицемерной тоски по ушедшей русской деревне.

А поэт смиренно ему отвечает:

Нет в округе ни школы, ни церкви.

Люди есть, но души нет живой.

Все плутают без веры и цели

и не ведают жизни иной.

Бьются в дикой траве у развалин

колокольчики, будто сердца…

Мы деревни свои мордовали –

стали сами почти без лица.

Мне всё снятся стрекозы у речи…

И как там ни крути, ни верти,

возле русской натопленной печки

я мечтаю покой обрести.

Не случайно терзает истома

и свербит в голове: Боже мой!

Ведь была же дорога из дома,

значит, где-то должна быть – домой…



 

 

 

( вернуться назад )