2 (94) 2017
Содержание

Содержание


Информация для слабовидящих
О журнале
О редакторе
События литературной жизни
НППЛ "Родные
       Просторы"
О нас пишут
Архив
Библиотека
Медиатека
Фонотека
Дом писателя
Ссылки
Полемика и комментарии
Собственное мнение
Поэты России
Мир непознанного
Клуб замечательных людей
Конкурсы
Музы и конфузы
Культура и искусство

> НА ГЛАВНУЮ <
"Невский альманах" соблюдает Закон о СМИ

НАШИ БАННЕРЫ

"Невский альманах" - народный журнал для домашнего чтения

НЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ - журнал писателей России

пожалуйста, сообщайте о размещении ссылки
РЕКЛАМА:
(как разместить)

Кто есть кто
рекламный баннер на сайте "Невского альманаха"





eseninsergey.ru

журнал писателей России

Рецензии

 

Андрей Родосский     

 

Андрей Владимирович РОДОССКИЙ, доцент филологического факультета СПбГУ, состоит в Союзе писателей России с 2000г. и занимает должность сопредседателя секции художественного перевода (СПб отделение). Он автор шести поэтических сборников, более десятка книг переводов с португальского, испанского и других языков. Лауреат премии «Хрустальный стих». Один из основателей и бессменный главный редактор литературно-художественного журнала «Сфинкс». Занимается также критикой и публицистикой.

 

 

РАСПАХНУТАЯ ДУША РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА

 

(о книге Владимира Скворцова «Мне в России Руси не хватает»)

 

«Мне в России Руси не хватает», — это горькое сетование вынесено в заглавие стихотворного сборника замечательного петербургского поэта Владимира Скворцова. Некоторым читателям может показаться не вполне ясным смысл заглавия, отчасти созвучного с названием последней монографии Л. Н. Гумилева «От Руси к России». Но уже с первых страниц видно, что смысл совсем иной: под Русью подразумевается деревня (не по созвучию ли с латинским rus?), а под Россией — мегаполис:

 

                                   Город клокочет

                                   безликостью нудной,

                                   чем многолюднее он,

                                   тем безлюдней.

 

Противопоставление сельского образа жизни городскому — тема далеко не новая: она коренится еще в александрийской поэзии III века до Рождества Христова и разрабатывается на протяжении многих столетий. Особенно видное место она занимает в 1970-е годы — в «деревенской» поэзии и прозе. Сразу вспоминается прекрасная книга «Лад» Василия Белова, которого справедливо почитают живым классиком. Важно, однако, отметить, что в основе поэзии В. Скворцова — не ненависть к чужому, а любовь к своему. Поэт гордится своими крестьянскими корнями, не презирая, однако, отпрысков иных сословий. Возмущение у Владимира Степановича вызывают лишь самозваные дворяне, вороватые купцы, которым он бросает гневное:

 

                                   Я не вашего разлива,

                                   я крестьянский был с утра!

 

Глубочайшею любовью к родному краю пронизана каждая строчка в книге В. Скворцова. Здесь тоже есть что подчеркнуть. У большинства из нас в памяти злополучные девяностые годы, ознаменовавшиеся не только развалом нашей великой державы и не только разрухой и обнищанием нашего многострадального народа — то и другое сполна отразилось в поэзии В. Скворцова, — но и тем, что сами слова Родина, Отечество, патриот, благодаря стараниям нашей «перестроечной» и «демократической» прессы считались, по меньшей мере, подозрительными, и произносить их было небезопасно. Ныне изменилась и государственная политика, и общественное мнение. Однако наметилась другая опасность, которую чутко подметил наш поэт: Любить Россию стало ремеслом. Действительно, множество литераторов и журналистов, еще недавно голосивших, что русская душа — это-де тысячелетняя раба, под влиянием конъюнктуры резко сменили курс, заверяя аудитории, что и по их мнению Россия — это страна с великим прошлым и великим будущим. Не таков В. Скворцов. Его патриотизм глубок и неподделен, и хамелеонство ему чуждо и враждебно.

С горечью и болью живописует В. Скворцов язвы нашей постперестроечной жизни:

 

                                   Моя ль вина, что вновь разруха,

                                   что с тощей сумкой по Сенной

                                   бредет блокадница-старуха,

                                   как символ Родины больной?

 

Откуда же все наши бедствия? — задается вопросом автор. И сам же дает ответ:

 

                                   Путь без правил и без Бога

                                   нас к добру не приведёт.

 

Но ни бедствия, обрушившиеся на Родину, ни личные невзгоды, ни семейные неурядицы — о чем поэт с предельной откровенностью повествует читателю, словно готовому прийти на помощь другу — не повергают поэта в уныние. Один из важнейших источников оптимизма для В. Скворцова — постоянное общение с природой. Поэтому пейзажная лирика занимает такое важное место в книге.

Предельной откровенностью отличается и любовная, и исповедальная лирика В. Скворцова. В последней автор никоим образом не стремится обвинить в собственных прегрешениях кого-то постороннего, а винит лишь самого себя. Исповедь неотделима для В. Скворцова от покаяния. Этим он и свою душу очищает, и призывает к тому же читателей. Здесь поэт проявляет абсолютную верность заветам блаженного Августина, из «Исповеди» которого вышла вся мировая исповедальная проза, да и поэзия.

«Произведения Владимира Скворцова — это распахнутая душа русского человека», — пишет в аннотации в книге Сергей Протопопов. Воистину так!

 

Март 2010г.        

 

( вернуться назад )