4 (114) 2020
Содержание

Содержание


Информация для слабовидящих
О журнале
О редакторе
События литературной жизни
НППЛ "Родные
       Просторы"
О нас пишут
Архив
Библиотека
Медиатека
Фонотека
Дом писателя
Ссылки
Полемика и комментарии
Собственное мнение
Поэты России
Мир непознанного
Клуб замечательных людей
Фестивали и конкурсы
Музы и конфузы
Культура и искусство

> НА ГЛАВНУЮ <
"Невский альманах" соблюдает Закон о СМИ

НАШИ БАННЕРЫ

"Невский альманах" - народный журнал для домашнего чтения

НЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ - журнал писателей России

пожалуйста, сообщайте о размещении ссылки
РЕКЛАМА:
(как разместить)

Кто есть кто
рекламный баннер на сайте "Невского альманаха"





eseninsergey.ru

журнал писателей России

Светлана Немыкина

Снова осень…

 

Снова осень расписала

Листья ярко, как платки.

Расписала, разбросала

Нежной меди пятаки.

 

Землю дождиком умыла

И, раздвинув облака,

Солнцу щедро подпалила

Бледно-жёлтые бока.

 

Размешала буйно краски,

И, в волшебный мир вступив,

Хитро пряталась под маски,

Ноги пледами укрыв.

 

И стояла разодета

В королевский свой наряд.

И не осень вовсе это —

Бабье лето, говорят.

 

 

Читает сказку женщина

 

Читает сказку женщина

В блокадном Ленинграде,

В городе под бомбами,

В пожарах и осаде,

Где даже кошек и собак

Давным-давно всех съели.

И лишь глаза во все лицо

Голодные смотрели

Её ребёнка-старичка.

И женщина читает.

«Мне б каши целое ведро!», —

Сынок перебивает.

А нити сказки мчатся вдаль

Быстрее все, быстрей.

«Я, мама, все бы это съел!» —

В ответ мальчонка ей.

И так он худ, и так он слаб,

И так его ей жаль…

Читает сказку женщина,

Уводит его в даль

Иных времен. Не спит малыш.

А шёпот тих, несмел:

«Мешок картошки б, мама, мне!

Я всю её бы съел!»

Как чудо — сказка хороша…

Но ею как помочь?!

«Буханку б мне огромную,

Я ел бы день и ночь!»

Блокадный хлеб…Блокадный суп…

Назавтра всё обещано…

Лежит малыш. Нет сил. Нет слёз.

Читает сказку женщина.

 

 

Нищий Лазарь и богач

(отрывок)

Лук. 16 : 20- 31

 

В «Новом Завете» поведал Лука

Народам, об этом читают века,

Как жил человек, одевался в порфир

И жизнь для него – блистательный пир

 

Была в это время. А возле ворот

Лежал нищий Лазарь. Как пёс или кот,

Объедков и крошек молил со стола,

В лохмотьях и струпьях — вся жизнь не мила.

 

И Бог пожалел – даровал ему смерть

И был вознесен он в небесную твердь.

Богач тоже умер. И в землю зарыт.

И, будучи в аде, в муках горит.

 

Однажды, глаза поднимая свои,

Авраама и Лазаря видит вдали:

«Отче Аврааме! Сжалься над мной!

Пусть Лазарь скорей пойдет за водой

 

И смочит язык мой, что жаром горит!»

На это народов отец говорит:

«Вспомни-ка, чадо! Добро получил

Ты в жизни своей до того, как почил,

 

А Лазарь, – лишь злое. Теперь благодать

Ему, а тебе остаётся страдать.

К тому же из мира, где с Лазарем мы,

Дорог и тропинок нет в царствие тьмы».

 

 

Русь, куда же ты несешься?

 

«Русь, куда же ты несёшься?», —

С грустью классик вопросил.

Надо плакать — ты смеёшься

Из своих последних сил.

 

На дорогах сплошь ухабы…

Власть — не лучшие сыны…

Всё твоё «авось» да «кабы»,

Да «лишь бы не было войны».

 

И свобода, как неволя…

Демократии обман…

Говорят, такая доля

Разнесчастных россиян.

 

Не в лаптях — и слава Богу!

Но в фуфайках… до сих пор!..

На какую же дорогу

Обращён твой нынче взор?

 

Без дороги разобьёшься…

Так куда ж во весь опор,

Тройка-Русь моя, несёшься?

Нет ответа… до сих пор.